Пространство торговли

Истина – это совпадение между
рассуждением о предмете и
самим предметом рассуждения.

Хосе Ортега-и-Гассет.

В беседе с магистром сразу ухватился за двойное прочтение слова «торговля». Одно значение – торговать, другое торговаться (торг). Торговаться – это, прежде всего, вести диалог. Желание разобраться с одним из коренных городских явлений (проявлений) дало толчок к началу писания текста «Пространство торговли».

Проект уличного торгового пространства

Проект уличного торгового пространства в Ростове-на-Дону, 1977 г.

В торговле всегда присутствует акт торговли (торг, торговаться). И именно в процессе этого акта покупатель практически никогда не приобретает ту вещь, которую предполагал купить. А продавец никогда не продаёт того, что так красочно описывает и, безусловно, искренне предлагает покупателю.

Товар, которого нет на самом деле. Товар, который существует лишь в воображении, но именно он является предметом торга. Каждый участник торга представляет себе этот товар по-своему. Можно сказать, что это виртуальный товар. Виртуальный товар – плод воображения обоих участников торга. А воображение – тот материал, которым можно манипулировать.
Для виртуального товара необходимо виртуальное пространство, и пространство это находится между продавцом и покупателем. Оно наполнено образами, текстами, знаками, запахами, да всего не возможно предположить. Именно это пространство вмещает в себя все желания и устремления обеих, столь принципиально различных, по своим задачам сторон.

Итак, существуют два пространства.
Пространство торга – виртуальное пространство.
Пространство торговли – пространство, в котором происходит торг.
Пространство торговли только в том случае становится таковым, когда в нём активно присутствует пространство торга.

Вернёмся в Пространство Торга. Как уже отмечалось, в пространстве Торга живут Вожделение и Предложение. А так же в нём присутствует тот самый виртуальный Товар, который и является предметом предложения и вожделения. Но что необходимо отметить, так это необязательность совпадения по времени Предложения и Вожделения. Более того. Очень часто именно Предложение и вызывает то самое Вожделение. Предложение оказывается первичным, без него не может быть торга, следовательно, не может быть и торговли.

Немногим более 15–ти лет тому назад, при коммунистах, был спрос абсолютно на всё, но не было предложения, так как не было товара, как такового. Продавцу нечего было предложить, и Вожделение было неудовлетворённым. Неудовлетворённость всегда приводит к тяжелым, а подчас и катастрофическим последствиям.

В нынешнее время предложение во многом превышает вожделение. На причинах такого положения останавливаться не стоит.
Однако о способе выживания избыточного предложения необходимо поговорить. Именно оно воспользовалось свойствами виртуального товара, возможностью быть выраженным в знаках, в символах, звуках и прочем. В этих совершенно неожиданных, а большей частью и невероятных проявлениях начинает своё существование виртуальный товар. Все действия Предложения направлены на привлечение внимания, как первый шаг и возбуждение Вожделения как достижение цели.

Здесь присутствует одно обстоятельство. Виртуальный продавец всегда конкретен. А виртуальный покупатель не только не представлен конкретно, но подчас во многом и неизвестен. Поэтому продавец вынужден пользоваться всей палитрой для выявления виртуального предмета нашего вожделения.

Создание виртуального образа товара есть его реклама. Как указывалось выше, в пространстве торга предложение может и, наверное, должно быть первичным, в то время как Вожделение в пространстве торга может возникать в зависимости от умелости и возможно уместности предложения. Приходиться повторить для себя, что появление предложения в любом виде в данном пространстве позволяет объявить его пространством торга а, следовательно, и тут же пространством торговли.
Там где есть реклама там, и есть пространство торговли.

Городское пространство, постепенно заполняемое рекламой, теми же темпами переходит в пространство торговли.
А так как пространство торговли невозможно без виртуального пространства торга, а торг это всегда попытка найти Вожделению адекватное вещественное воплощение, то именно эту воплощенность и можно назвать товаром.
И если вожделение, проходя чувственную стадию – структурируясь, становится рассуждением, то предмет рассуждения, выходя из виртуальной реальности, воплощаясь, обращается к реальному товару, то есть к предмету предложения.
Две виртуальные самостоятельности, предложение и вожделение, совпадают в акте покупки, создавая новую, вещную реальность и это становится моментом рождения маленькой, но такой важной человеческой истины.
А, что самое главное в этом акте торговли, так это то, что он не является актом обмена, нет.
Это самый главный акт городской реальности, акт открытия истины.
Возможно, именно об этом и написал Великий Испанец.

В своей работе «Версия города» я писал, что город – это пространство обнаружения, хранения и реализации знания. Знание же хранится и реализуется только в культуре. культура же определяется мною, как знание, реализованное в связях. знание же только тогда является таковым, когда оно несёт в себе истину.
Истина же, как совпадение, в любых проявлениях, оказывается уделом городской культуры, т.к. знание существует только в городских условиях.

Акт торга, рождающий малую, но такую человеческую истину, безусловно, этим обнаруживает свою принадлежность городу.
Как уже отмечалось вначале, пространство торга существует в пространстве торговли.
Тем самым пространство торговли искони городское.
Поменяв местами, получаем – городское пространство искони пространство торговли (пространство обретения истины).
Если применить более широкое толкование, то получается, что городское пространство – пространство активности, знания, истины и как результат – пространство торговли.

Теперь можно немного попроектировать.

Проект торгового пространства на перекрестке Газетного и Б. Садовой, Ростов-на-Дону, 1977 год

Проект торгового пространства на перекрестке Газетного и Б. Садовой, Ростов-на-Дону, 1977 год

Я уверен, что городской организм развивался весь сразу, со всеми своими пространственными качествами. Но, для лучшего понимания, я ввожу некоторую временную последовательность.
Есть пространство активности – городское пространство (торговое поле).
Это пространство должно быть обеспечено продуктами, необходимыми для существования его самого. Эти продукты поставляют некоторые пространства–сгустки. Они по обыкновению состоят из пространств покоя и пространств созидания. Пространства–сгустки плавают в городских пространствах, как желток в белке. Постепенно развиваясь, пространства–сгустки начинают подминать под себя пространство торговли, либо, как бы накрывая его, не изменяя по сути, либо наполняя его новым качеством (созидания).

Теперь можно переименовать пространство-сгусток в квартал, а межквартальное пространство торговли – улицей.
В этой цепи рассуждений для меня главное то, что именно торговое пространство, геометрически изменяясь, становясь улицей, оказывается, остаётся торговым полем, но значительно уплотняется.
Это самое моё большое открытие.
Все городские улицы, являясь генетическим пространством торговли, становятся торговыми улицами.
Все городские улицы, безусловно, торговые.
Торговые улицы обладают свойством, оставшимся от громадных торговых пространств – это возможность горожанину ходить поперёк улицы.

Движение «змейкой», от магазина к магазину, от одной стороны улицы к другой — это и есть истинное уличное движение.
Как это ни парадоксально, но движение вдоль улицы «не по змейке», является не основным, не характерным, так как движение такое имеет цель, не имеющую никакого отношения к пространству торговли, а, следовательно, к этой улице.
Такое движение всегда вторично и поэтому – не является конституирующим. Это подтверждается тем, что проезд по улицам города в заданную его точку, всегда очень затруднен.

Следовательно, транспортные задачи сообщения между удалёнными концами города не решаемы в одной плоскости, так как это пространство активности – пространство торговли. Любое движение, разрушающее данное пространство, разрушает смысл его существования и тем самым уничтожает город, как таковой.
Именно поэтому в городе появляются транспортные артерии, не имеющие никакого отношения к сетке городских улиц.
Они бывают подземными или надгородскими.

Попробую подвести некоторые итоги.
Пространство истины, пространство активности, пространство торговли пространство обмена и есть пространство знания, основатель городского пространства.
Во имя продолжения своего существования, оно на своём поле выращивает плотности, создающие предметы обмена, реализация которых поддерживает активность городского пространства. Что же собой представляют эти пресловутые «плотности»?

Первый, наземный уровень – уровень поля активности — естественным образом принадлежит городу, как его порождение, (производство продуктов обмена, а также создание всепогодных пространств обмена).
Следующий уровень – пространства обслуживающие надземный пространственный уровень, (жильё для тех, кто участвует в процессах жизнедеятельности полей активности).
А что если человеческий организм существует для того чтобы производить продукты обмена, и тем самым поддерживать непрерывность жизни, будучи неотделимой частью мира, как целого.