Квартал — город

В своих беседах с магистрами в 2006 году мне более или менее отчетливо предстала картина становления городского пространства (см. главу «Пространство торговли«), как некоторого феномена, первого пространственного продукта деятельности «отщепенцев — горожан». Тогда же стало очевидно, что «улица», явление по сути городское. И корни её пребывают «в торговом пространстве». Улица – это деформированная торговая площадь.

В своём значении УЛИЦА, имеет особый смысл. У – ЛИЦА. Или точнее ЛИЦОМ к ЛИЦУ. Улица — пространство, разъединяющее и одновременно объединяющее две противоположные, а, следовательно, различающиеся по смыслу – сущности.

Два квартала. От торгового пространства ей досталось свойство ОБМЕНА. Пространственная искаженность (вытянутость) задаёт движение. Но движение это от ЛИЦА к ЛИЦУ. Движение ЗИГЗАГ.
Улица изначально не предполагала в себе движения из пункта А в пункт Б.
Движение из пункта А в пункт Б предполагает ДОРОГУ. Очевидно, УЛИЦА не ДОРОГА.
Но именно протяженность улицы, её пространственные параметры, ввели в заблуждение многих. Здесь также необходимо напомнить о том, что УЛИЦА, такое же городское сооружение, как и КВАРТАЛ.

В магистерской работе связанной транспортными проблемами города, которая называется «Усовершенствование дорожно-транспортной системы г. Ростова–на–Дону» уже заложено противоречие, по существу уничтожающее понятие ГОРОД.
В ГОРОДЕ нет ДОРОГ. ДОРОГИ — средство сообщения между ГОРОДАМИ. В ГОРОДЕ есть только УЛИЦЫ.
Для обоснования этого положения магистру была поставлена задача: «выяснить наличие транспортных проблем в средневековом городе». Примером была выбрана Венеция.

Рассматривая Венецию, как целостный пространственный организм, существующий на протяжении столетий, можно сделать предположение, что структура его развивалась в соответствие с его природой, что она (структура) не является следствием ошибки градостроителя.

Приняв таковое предположение за исходное, можно рассмотреть элементы городской структуры Венеции, как существующие и потому НЕОБХОДИМЫЕ.

В пространственной структуре Венеции выделяются следующие элементы:

1. Площади
2. Улицы
3. Кварталы
4. Каналы

В работе «Пространство торговли» были определены и поименованы пространства торговли, как ПЛОЩАДИ и УЛИЦЫ. В предыдущих абзацах была уточнена разница между УЛИЦЕЙ и ДОРОГОЙ.
Теперь, приступая к анализу городской структуры, можно с большой долей уверенности утверждать, что ПЛОЩАДИ – это, безусловно, пространства ТОРГОВЛИ.
УЛИЦЫ – это те же пространства торговли, только «искаженные» растущими между ними КВАРТАЛАМИ.
Принципиальная структура кварталов была также дана в вышеупомянутой работе.
Но внутреннюю пространственную структуру кварталов необходимо уточнить.
Квартал зарождался, как некоторая самодостаточная пространственная единица.
Он очень напоминает по свой роли живую клетку. Он существует в двух ипостасях: он не только потребляет, но и производит.
Он является основным элементом городского пространственного организма.
Главной задачей существования квартала, как неотемлимой части городской структуры является выполнение основной миссии города:
создание, сохранение и реализация знаний. ( См. главу «Версия города» ).
Именно в нём сосредоточены пространства обмена, пространства создания, пространства жилья.
Все вышеупомянутые качества дают возможность кварталу существовать практически АВТОНОМНО.
Эта автономность конечно не абсолютная, но она утверждает приоритет внутренней жизни квартала над внешней.
В квартале неразрывно слиты — производство, реализация, жизнь и отдых (частично). См. главу «Труд и отдых» .

«Афинская хартия», заявившая о необходимом функциональном разделении городской структуры, создала всего-навсего из города модель СРЕДНЕВЕКОВОГО КВАРТАЛА.
И тем самым вытащила на поверхность внутриквартальные миграции гипертрофировав их до абсурдных — общегородских.

06.04.09

Если способ существования квартала стал мне в основном понятен, то его конфигурация, сложность очертаний не поддавалась объяснению.
Однажды, на телевизионном экране увидел разноцветную карту.
На ней были изображены государства-соседи.
Территории государств были выделены цветом.
Конфигурация границ соседей была извилиста, даже я бы сказал «витиевата».
Эта витиеватость, как я себе представил, явилась продуктом долголетних притязаний, борьбы за самое дорогое для любого народа, за землю-матушку.
Тут же явился ответ на давний вопрос о конфигурации кварталов.

Небольшое отступление

Моё советское прошлое не предоставляло мне никакого опыта имущественных отношений. Я имею в виду то, что мне и в голову не приходило, что в государствах, с момента их образования, не было ни единого «ничейного» клочка земли. Более того, я не представлял, что сотворение государства-это собирание «земель». Не земли, а земель. То есть не ничейной земли, а собирание чьих-то земель, собирание достойных родов, обладателей этих земель.
Карта государства напоминает лоскутное одеяло.
Каждый лоскуток, это, чья-то принадлежность, чьё-то имение, чья-то собственность.
То же можно сказать о городе.

Во-первых – кварталы, это те же имения. Они, безусловно, кому-то принадлежат.
Клану или гильдии, и потому, границы между ними, границы между собственностями.
И урожай с этих «городских имений» собирается продуктами городской деятельности.
Во-вторых – средневековые города развивались не на ничейных землях.
Земли эти прирастали городу за счет их выкупа, с последующим их переводом из земель сельхозназначения в городские. Эти выкупленные земли уже обладали своими пространственными характеристиками.
Поэтому важнее была сама земля, а не её конфигурация.
Между кварталами находилась нейтральная полоса-улица.
Рассматривая квартал, как государство, имеющее собственные границы, можно с уверенностью сказать, что внутри границ должны существовать свои законы, свой уклад жизни.

Город стал городом, т.е. неким целым, только благодаря улице.
Не только потому улица – городское сооружение, что она соединяет город, по большей части это не главное. Об этом говорилось прежде.
«Торговая улица» и «улица – нейтральная полоса» живут по законам коммуны, по законам города.
Кварталы потому и обособлены, что существуют в соответствие со своими законами.
Кварталы могут враждовать, но не воевать, т.к. между ними улица, а улица это место, в котором не действуют законы кварталов. Улица – место, где все становятся горожанами, а, следовательно, подпадают под юрисдикцию городского права. Именно поэтому пространство улиц – городское, оно потому хребтина города, что распространяет и хранит законы единства, законы коммуны.

Теперь о пространственных характеристиках улиц

Начнём с улицы — «нейтральная» полоса.
Нейтральная полоса появляется в том случае, когда нет у кварталов общего дела.
Кварталы выстраивают свои границы в виде стен, в которых возможны проёмы окон, дверей и т.п., но они не ведут общей жизни.
Коль скоро нет совместной жизни и отсутствует желание жить через общую стену, то улица – «нейтральная полоса», становится проблемой этих двух кварталов, потому что она не несёт в себе основного городского качества, а именно быть пространством обмена.
Значит обеспечение этой улицы вниманием, т.е. благоустройством, полностью ложится на бюджет этих двух участников городской жизни.
Отсюда, в целях экономного расходования ресурсов, эти кварталы назначают минимальную ширину этой улицы, порядка полутора – двух метров. Эту величину можно принять за некий модуль, хоть не люблю это слово.

Приняв такое истолкование пространства – имени, можно перейти к рассуждению об улице торговой.

Здесь два соседних квартала заинтересованы в большей ширине этой улицы, так как, расширившись, она даёт возможность явить зигзаг, тот самый, который, и является основным признаком УЛИЦЫ (см. главу «Пространство торговли»).
Город, имеющий определённый доход от торговли, заинтересован в своём участии в этом, столь важном для его благополучия процессе.
Его участие (вклад) может быть только тем, что он имеет, а именно, городским пространством «землёй».
Если «нейтральная полоса» полностью принадлежит соседям, то торговые улицы живут и используются совместно с городом.
В главных улицах доля города во владении ими значительно увеличивается.
Площади же фактически городские сооружения.

Площадь

Городская площадь зарождалась, как торговая. Торговое пространство-пространство обмена. Город, являет собой пространство, в котором происходит обнаружение хранение и реализация знаний. Знания же живут и сохраняются лишь в обмене (См. главу «Версия города» ). В таком случае можно утверждать, что городская площадь, именно она, являет смысл городского поселения. Всё городское, не подчинённое кварталам, неподчинённое кому-то одному в городе, или группе, а только лишь всеобщему, коммунальному праву и явлено ПЛОЩАДЬЮ.
Пространство площади представляет собой КВАРТАЛ, но со знаком МИНУС.
Т.е. площадь-антиквартал.
Способ существования квартала определён и поэтому обладает малой вариативностью.
Площадь же, как антиквартал, предполагает бесконечные варианты проявления городской самости.
Если квартал являет собой принадлежность, либо делу, либо имени, то площадь принадлежит всем, не взирая на имена и дела. Площадь-пространство, явления только человеческого, а не профессионального или личного.
В процессе развития городского сообщества, стали проявляться, формируясь, некоторые устойчивые формы явления коммунального «человеческого» духа.

Из площадных форм произошли, в последствие, овеществившись, сл. общественные явления:

Акт волеизъявления — РАТУША.
Акт правосудия — СУД.
Акт нравоучебный — ТЕАТР.
Акт религиозный — ЦЕРКОВЬ.

Этот перечень овеществлённых пространственных свойств площади может расти. Это не суть важно. Самое главное в существовании феномена ПЛОЩАДИ то, что выросшие, отпочковавшиеся, овеществившись, свойства городского уклада не только не упразднили саму ПЛОЩАДЬ, но явили свою покорность площади, располагаясь на её границах, в лучшем случае, иногда же, укореняясь на главных улицах города.
Итак, площадь неистощимый источник городской жизни и поэтому она будет являть всё новые, может ещё неизвестные формы городской демократии.
Поэтому площадь будет в городе всегда. И она будет главной гарантией вечности одновременно переменчивости городской жизни.

27.04.09.

Гор сад

Один из основных принципов городской жизни гласит:
«Всё, что есть в городе, всё это является ГОРОДСКИМ СООРУЖЕНИЕМ».
Всё в городе сооружено и поэтому очень дорого.
Городской сад мог появиться лишь при росте благосостояния горожан.
Сооружение, как действие в рамках городской структуры всегда является ПРЕДПРИЯТИЕМ, так как направлено, что естественно, на извлечение прибыли, либо на создание условий к извлечению ЕЁ.
Поэтому города, в основном и пополняют бюджет территории.
Горсад, всегда место отдыха, отдыха в том понимании, которое изложено в работе «труд и отдых».
Пространственно горсад – это квартал или несколько кварталов.
По смыслу это альтернатива площади.
На площади человеческая природа явлена во всей обнаженности.
Горсад же являет горожанам победу над природой, её усмирением. Ведь природа является самым опасным противником горожанина. Горсад пространство «глумления над природой».
Всё самое непредсказуемое, а отсюда самое страшное, у горожанина связано с природой.
Именно в горсаду горожанин чувствует себя победителем.
Здесь он может себе позволить вести себя, как ребёнок, который в восторге от безнаказанности отрывает хвост у игрушечного волка.
Здесь он прибывает в укрощенной, кастрированной природе, поэтому может себе позволить развлечения самым невообразимым способом.
Другая сторона привлекательности горсада в том, что это «природное» пространство, населённое деревьями, создаёт незабываемый образ первозданности, того начального состояния, откуда пошел человек – горожанин.

Итак – лоно природы.

Пришло на ум собственное утверждение: пространство, ограниченное, всегда. ИНОЕ.
То есть, квартал потому ограничен улицами, что он имеет свою самость, он ДРУГОЙ.

Здесь можно предположить, что пространство смысла (имени) всегда имеет границы. Причем ограничивают эти пространства другие пространства смысла (имени). Так изменение смысла предполагает и изменение пространства. А изменение пространства приводит к изменению смысла (имени).

Во времена оно ходить в гости (из квартала в квартал) не было принято, не было необходимости. Горожане были разными, они были людьми квартальными

Появление ГОРСАДА свидетельствует о том, что квартальная специфика стала размываться, появился квартал контактов – ГОРСАД.

Немного о дорогах

Дорога – порождение ПУТИ. Дороги появляются там, где возникает необходимость связи между п. А и п. Б. Отсюда дороге безразлично все, что находится по её обочинам.
Всё, что находится вне дороги, находится вне её интересов, т.к. находится вне её цели.
Именно этим отличается дорога от улицы.
Так что же изменилось в городе? Почему вместо УЛИЦ появилась ДОРОЖНО ТРАСПОРТНАЯ сеть? Ведь улица и только она сшивала кварталы. Именно она породила городское право, то есть создало город, как правовой феномен.
Не удивительно, что дорога, ведущая в город, всегда упиралась в ворота.
Ворота делили дорогу на два пространства – догородское и городское.
Ворота превращали дорогу в улицу, то есть вводили пространство дороги в русло юрисдикции ГОРОДА.

Если улица сшивает, то дорога разъединяет.
В Венеции дорогами являются – каналы.
Именно по ним можно попасть из одной точки города в другую.

Рассматривая КВАРТАЛЫ, в средневековом городе, приходим к выводу, что они самодостаточны в определённых пределах. Как клетки в живом организме.
И всё же они, клетки, не могут существовать вне организма.
А могут ли кварталы существовать вне города?
Наверное, да!
Если они сами станут «городами» Примеры — моногорода в ХХвеке.
Но будут ли эти образования ГОРОДАМИ?
Кварталы могут стать моногородами, но моногорода никогда не смогут быть ГОРОДАМИ, как пространственно – явленными свидетельствами бессмертия ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА.
Ведь основная миссия города заключается в приобретении, хранении и реализации ЗНАНИЙ.
Кварталы средневековых городов играли роль РЕАЛИЗАТОРОВ знаний.
Итак, истинно городскими, являются, безусловно – добыча и хранение знаний.
А вот, в каких пространствах осуществляется это предназначение, придётся ещё разобраться. Единственно, что можно с уверенностью констатировать, так это то, что эти пространства ИСТИННО ГОРОДСКИЕ.

09.08.09

Вернёмся к улицам

Не кварталы, как выяснили, а именно улицы являются основой города.
Именно на улицах возникло городское право.
Напоминаю, что кварталы, в силу своей специфичности, о которой говорилось ранее, имели технологическую, и пр. обособленность. Поэтому горожанами становились лишь на улице.
Поименованное пространство, безусловно, ограничено и живёт в соответствие со своим именем. Живет в соответствие со своим именем – означает, что в данном ограниченном пространстве появляются свои правила жизни, свойственные только ему.

Обратимся к дороге

Следуя предыдущему определению, дорога обнаруживает свои правила поведения, причем, что очень важно, они действуют не только в межгородском пространстве, но и внутри города. Дороги являют свою самость – как пространство движения. Пространство это живёт, и внутри себя само организуется и более того, объясняет свою жизнь и предъявляет определённые требования к участникам этой жизни (имеются в виду правила дорожного движения со всеми знаками и атрибутами этой регуляции). Дороги, как уже отмечалось, в отличие от улиц, предполагают обязательно направление движения, сосредоточены на собственной жизни и её безопасности и потому – самодостаточны. Следовательно, дороги, пронизывая городское тело (пространство кварталов и улиц) расщепляют его. Итак, город перестаёт быть единым организмом.

Если город, по определению, был федерацией кварталов, имеющих каждый свой уклад, миропорядок и объединяемый улицей – правительницей города, то теперь, дороги разрезали городскую ткань как раз по улицам хранителям городской жизни. Вследствие этого произошло следующее.

1. Дороги, взрыхлив город, уничтожили основное городское правовое учреждение (сооружение) — УЛИЦУ.
2. Кварталы, потеряв имя, приобрели большую самостоятельность (возможности).
3. Расставшись с улицей, получив, тем самым большую самостоятельность, кварталы были подвергнуты унификации. Теперь правовое поле города, после падения улиц, воизбежание разрушения смысла, стало распространяться на сами кварталы, что было невозможно в чистом городе, т.к. в чистом городе кварталы были самостоятельными, а улицы были носителями городского права.
4. Унифицируясь, кварталы потеряли свою самость, превратившись в некоторое пространство «возможного». И вместо выращивания смыслов, они стали заполняться, привноситься ими (смыслами) извне.
5. Потеря смысла кварталом превратила его из наполненного созидательной жизненной плотностью организма, в пустой сосуд. Квартал становится чистой абстракцией. Будучи изначально пустым, он приносится в жертву предзаданности, т.е. бессмысленному композиторству.

04.09.09

В связи с этими новыми качествами кварталов, выявленными в предыдущих текстах, возникает вопрос о том: «где, в каких человеческих поселениях, дорога является основным признаком, характеризующим его»?
Оказывается — это «сельское поселение».
Ведь «село, деревня, станица, хутор» — места, где живут селяне. Люди, обрабатывающие землю. Так вот путь от дома к своему наделу земли они проходят по «дороге».
И так разъединение дома и места приложения труда свойственно «селу».
Отсюда – дом, дорога, работа, это тип пространства «СЕЛЬСКОГО».
Неужели кварталы, окруженные дорогами, по сути своей — «сельские»?
Вот – это да.
Строили, строили города – а получили «деревню».
А где же в городе – ГОРОД?

06.09.09

Рассматривая город, мы обязаны вглядеться в городской ареал. В ареале обычно располагались сёла. Именно сельское пространство, как антипод городскому, окружало город, делая его городом. Так вот СЕЛО, породившее маятниковые миграции, «на поле – с поля», «на работу – с работы», явилось тем пространственно – смысловым ресурсом, который сформировал негородскую структуру ГОРОДА.

Все, так называемые кварталы – трутни, кварталы – сёла, по существу не являются ГОРОДСКИМИ образованиями, но как вирусы встраиваются в предзаданную структуру, имитируя городскую среду и, тем самым дезорганизуя жизнь города. Они расшатывают городскую целостность маятниковыми миграциями.

Можно остановиться и отметить, что
1. Маятниковость движения – свойство СЕЛА (его генетическая особенность).
2. Внедрение сельских генов в городскую целостность происходит через заселение ими псевдогородских клеток (кварталов) см. предыдущий текст.

Если городские кварталы по происхождению – едины в жизни, производстве, реализации,
то сельские т.н. кварталы предполагают только проживание, как свою отличительную черту, причем, заполняя наперёдзаданные квартальные формы, они приносят с собой дороги, это страшное оружие разрушения ГОРОДА.

Город — пространство улиц. В городе не место дорогам. Дорога приводила в город, но в городе были улицы. Дороги могли обходить город, могли огибать его, могли его окружать — окольцовывать. И всё же они не могли проходить через город, по выше упомянутым причинам. Итак, все пространства, окруженные дорогами, имеют определённую степень изолированности, самобытности и поэтому могут быть носителями многих городских свойств и качеств.

ГОРОДСКИМ ПРОСТРАНСТВОМ МОЖЕТ НАЗЫВАТЬСЯ ТАКОЕ ПРОСТРАНСТВО, КОТОРОЕ ОБЕСПЕЧЕНО УЛИЧНОЙ СТРУКТУРОЙ КОММУНИКАЦИЙ И В КОТОРОЙ НЕТ МЕСТА Д О Р О Г А М.

Это определение не полно и может считаться таковым только при наличии категории пространственной плотности и, прежде всего смыслатворящего события (См. главу «Версия города» ).

В этом случае появляется реальная возможность смыслово, а, следовательно, и пространственно, обнаружив различные способы существования дорог и города, дать этому явлению соответствующее пространственное выражение. Луис Кан этому конфликту дал первое пространственное разрешение (см. «Реконструкция центра Филадельфии»). Это решение не было реализовано по многим причинам, но мне представляется, наиболее важной была та, что, применяя «ворота-стоянки» для недопущения авто в собственно центр архитектор вынужден был воспользоваться «административно-запретительными мерами», а не пространственными. Так как, открыв огромные площади собственно центра, он только «шлагбаумом» мог остановить авто, не допуская его к своим «автомобильным» обширным пространствам.

Автомобиль не может ездить там, где существует другая, не авто идеология, идеология улицы. Поэтому город должен иметь такие пространственные параметры, которые дадут ему возможность избавиться от транзита через его территорию, наивысшей возможной плотностью сократить внутригородские миграции, что может и должно проявляться в большей градации типов уличных пространств, причем именно «человеческих» параметров. А так же создать пространства автомобилей, обеспечивающие максимальную близость от стоянок, к местам проживания их владельцев.

Квартал

Первой городской единицей может быть назван квартал.

При коммунистах была выработана система нарезки районов города, при которой размеры района зависели от количества членов партии в районе. Причем количество коммунистов должно было быть одинаковое. Все коммунисты объединялись вокруг райкома и т.д.

В Европе, объединяющим центром в новом районе была церковь. Район строился в расчете на определённое количество прихожан. Я же осмелюсь предложить школу, как центр квартала – микрорайона. На чем основываются мои предложения?

Прежде всего, необходимо вернуться к определению города, как пространства обнаружения, хранения и реализации знаний.

Для того, чтобы городу быть городом, необходимо на ряду со многими условиями иметь одно, очень важное. А именно выращивать людей, которые смогут обеспечить городу его городские условия существования, это воспитание ГОРОЖАН. Это воспитание начинается в ШКОЛЕ. Именно школа является тем пространственным зерном в котором, сосредоточены городские начала. Как ни странно, но нормативная база по школе, не только довольно тщательно проработана была в советское время, но и давала возможность подсчитать количество жителей, которые находились в ареале обслуживания данной школы.

По набору помещений школа (наличие таких городских пространств, как спортзалы, библиотека, мастерские, актовый зал, кафе-столовая и др.) могла вполне стать центром квартала, но при одном, но очень важном изменении. Необходимо, прежде всего поменять идеологию её существования. Будучи безусловным местом произрастания горожан, школа должна раскрыться городу, то есть открыться жителям квартала. Доселе закрытое, обращенное во внутрь сооружение, должно открыться небольшой площади всеми своими «городскими пространствами» пространствами и здесь не последнюю роль должна играть плотность городской среды.

Ядро квартала

Город, живущий по определению, как пространство, создающее, хранящее и реализующее знания, для своего процветания обязан заботиться о воспитании горожан, того городского богатства, которое реализует основные городские смыслы.

Такого рода забота проявляется через создание пространств выращивания горожан – создание т.н. «школ». Современная педагогическая практика создала сравнительно полную модель такого образовательного учреждения, как школа, включив в процесс образования не только классные комнаты – пространства постижения наук, но и городские пространства (залы собраний, спортивные сооружения, кафе, библиотеки, и пр.)

Создалось некое поистине городское ядро, которое могло бы выращивать будущих горожан. Но в тоже время, пространственное устройство, предложенное и осуществлённое во времена тоталитарии и бездумно проповедуемое сегодня (см. типовые проекты) полностью исказили смысл и предназначение школьных учреждений, как образовательных заведений, необходимой задачей которых является репродуцирование городской культуры, а не получение некоторой суммы разрозненных, а потому не всегда необходимых знаний, знаний, не имеющих под собой целостной основы.

Основная задача школы — образование таких людей, которые смогут оперировать суммой отвлеченных наук, но что основное, — быть ГОРОЖАНАМИ, а значит гражданами, людьми, обладающими чувством собственного достоинства, осознаниями своих прав и обязанностей.

Современные сооружения, именуемые школами, подчас являют собой картину противоположную своему предназначению. Структурно – это закрытые, обращенные во внутрь, а не открытые к городу пространства, являющие казарменно — лагерные качества.

Эти «школы» полностью искажают принципы городского образования граждан.

В плотной застройке предлагаемого города, школы становятся ядром клетки городской ткани – центром городского квартала, (в сегодняшнем представлении – квартал может насчитывать 6-10 тысяч жителей). Все школьные общественные пространства возвращаются городу, и составляют основу квартальных пространств, тем самым уничтожается келейность, ограниченность школьной жизни. Утверждается полнота контактов школьной и общественной жизни, что является необходимой составляющей городского сообщества. Школа становится смысловым и пространственным центром квартала. Квартал вновь приобретает городскую значимость, так как через школьное образование восстанавливается смысл его существования – хранение и воспроизводство ЗНАНИЯ, то есть выращивание ГОРОЖАН.