Архитектура как предмет экологии

Вместо предисловия

Хотелось бы сразу сказать, что в этих текстах читатель не найдёт ни капли так называемой объективности. Ничего доказуемого и недоказуемого.
Эти тексты написаны для себя – слабый ручеёк размышлений, пробивающийся сквозь завалы житейских и профессиональных ситуаций. Несмотря на всю, казалось бы, мягкость и податливость ручейка, он стал неким стержнем жизни. Стал обоснованием моей жизни в профессии, доказывать которую самому себе можно лишь при очевидном собственном раздвоении. Доказывать другим – бессмысленно. Мой опыт, даже сформулированный, бесполезен для других. И, тем не менее, что-то заставляло меня писать тексты на протяжении тридцати лет. Тексты, которые не подлежали обнародованию. Только от себя, и только для себя.
Сейчас мне представляется очень близкой фраза из книги Хосе Ортега-и-Гассета «Человек и люди», что «мы живем не чтобы мыслить, а, мыслим, чтобы выжить
Размышления, как возвращение в себя, чтобы не стать шестерёнкой профессии. Чтобы жить самому.
А напечатать эти тексты предложил близкий мне человек в профессии и в жизни — Николай Сергеев. Теперь, после его смерти, я решился на этот совсем не лёгкий для меня шаг.

Часть первая

Архитектура, как предмет экологии.

Архитектура для меня – пространственная реализация существования. Это определение было мне подарено прекрасным российским архитектором Борисом Устиновым ещё в 1974 году.
Экология же (от греч. ойкос – дом и логос – учение) – наука о взаимоотношениях живых организмов, условий среды их обитания и всех функциональных процессов, делающих среду пригодной для жизни. Термин предложен немецким биологом Эрнстом Геккелем в 1866–69г.
Архитектура – прежде всего наше, человеческое, представление о своём собственном существовании, причем пространственно реализованное.
Экология же, как наука, своим предметом считающая исследование взаимоотношений живых организмов и условий их обитания, безусловно включает человеческое сообщество. Известны многие экологические проблемы, связанные с хозяйственной деятельностью человека на Земле. Эти проблемы сформулированы, и способы решения задач в достаточной степени проработаны.
Но в архитектуре есть, как мне представляется, вопиющая экологическая проблема – это разрушение человеком собственной среды обитания городского пространства.
Городское пространство, по сути, является естественной средой обитания горожан.
Происходящая в последнее столетие атака на основные городские качества, городские ценности – пространственную плотность, пространственную определённость и прочее не может не вызывать озабоченности, если не сказать неприятия.
Появление так называемых «новых районов», хищнически поглощающих территорию, создающих бессмысленную смесь диких, ничейных «лесополос» и многоэтажных блоков – бараков, губительно сказывается на экономическом самочувствии города. Никакой город не выдержит такого саморазрушения.
Мне представляется необходимым рассмотрение города, как некоего целого, обладающего, несмотря на сотворённость, самостью, и структурой, очень близкой к природной. Поразительно, как похожи структуры средневековых городов на структуры живой ткани, как много в этих структурах органичного.
Конечно, человек создал эту рукотворную природу и, в процессе создания её, а, впоследствии существуя в ней, он только и стал человеком.
Уверен, что город – это одно из первых созданий человека, которое, не только состоявшись, стало культивировать его самого, этого человека, но, и зажило своей самостоятельной жизнью. Это первая машина, которая, «отбилась от рук». Сколько их, таких, будет на веку человечества.
Поэтому необходимо в рамках экологической науки выяснить причины конфликта между человеком и городом, как средой его естественного обитания.
Эта тема мне представляется самой важной, и решение её, в ближайшем будущем, является самым актуальным. В своих этих текстах я попытался ответить на ряд вопросов. Первый, и самый главный: «Почему люди собрались вместе?» В 1988 году я попытался ответить на этот вопрос, написав текст “Версия города”.
До этого времени, а именно с 1975 года, параллельно с проектной практикой, писались тексты – размышления о пространстве человека, человеке в пространстве, о жизни пространств – так называемые «записные книжки».
Преподавательская деятельность дала возможность включить в поле своих интересов ранее даже не предполагаемые к рассмотрению задачи. Был очень интересный проект – «сельская школа». Эта работа дала толчок к пониманию принципиальной разницы в способе существовании «горожан» и «селян». Именно она послужила основой для текста “Версия города”.
Для меня открытие города полностью определило дальнейшую проектную практику. Все последующие тексты написаны в развитие этой основной темы.