Жилой район на 66 000 жителей

Жилой район на 66 000 жителей

Проект жилого района.

ноябрь-декабрь 2009 года

Город – целый единый организм. Организм, каждая часть которого относится к целому, как целое к части. Поэтому несвойственно рассматривать его по частям, не обращая внимания на целое, и наоборот. Существующий принцип градостроительства как принцип рассмотрения целого, по моему мнению, абсолютно не соотносится с принципом жизни той или иной части организма. Это видение в 2х измерениях. Есть еще и третье, у которого есть плюс и минус…

Город – целый организм. В нем живут люди – отщепенцы от природы, не похожие на людей села. Они объединили усилия, чтобы выжить, чтобы хранить знания, позволяющие им выжить. И как части целого они не могут быть одинаковы. Одинаковые во всем, в правах, в обязанностях и т.д. Такие же одинаковые как клетка печени и клетка мозга. Они похожи, но существуют по-разному и не могут быть чем-то другим, так же, как мизинец не может быть указательным без божественного вмешательства (ну или хирургического). Являясь частью целого, они отдают часть себя, чтобы целое существовало. Иерархия организует. Это свойство присуще всем организмам, в том числе и городу. Невозможно быть равными даже будучи одинаковыми.

Город – цельный организм. Все города не один и тот же организм, это все разные, или разные органы в одном организме, связанные между собой определенным образом, чтобы получился больший организм. Это рекурсивно. Атом-молекула-клетка-ткань-структура тканей-орган-организм, и так далее выходя за рамки.

Как и в любом организме, в городе  есть определенный набор органов-частей, воссоздающих целое, и определенные способы существования и взаимодействия этих частей, оживляющих целое. Все части существуют по заданному ритму и с заданной программой, взаимоотношения тоже. В организме нет административного вмешательства для определения жизни той или иной его части. В организме все самотечное (об исключениях речь пойдет позже). Именно это свойство обуславливает нормальное существование организма.

То же самое и в городе. Нельзя административным указом урегулировать отношения между его частями. Например, транспорт и человек. Это очень большая тема, которой надо уделить много времени. Но суть, я думаю понята. В качестве аналога: мозг не сможет заставить не  переваривать пищу, или заставить печень вновь работать. Только посредством чего-либо. Но это довольно нелепый путь, когда с большим успехом можно определить нужное существование изменением способа жизни. Например: в ПДД двойную сплошную пересекать нельзя, но ее пересекают, потому что ее можно физически пересечь, а вот бетонную полуметровую в высоту «двойную сплошную» никак не пересечь.

Чтобы иметь представление о каждой части, нельзя не иметь представления о целом. Это сейчас особенно видно, когда архитектуру рассматривают по постройкам, не рассматривая город или не рассматривая городские пространства.

Все в городе – сооружения: парки, улицы, дома. Город сооружен человеком-отщепенцем. Все в нем организованно и подчиняется какой-то структуре, благодаря чему город нормально существует. Если какая-то часть в нем ничья, не в структуре, то это уже инородное в организме что нарушает его работу. Структура здесь подразумевается как самотечное устройство жизни.

Многие нормы, правила и установки есть административное регулирование жизни, например правила дорожного движения. Дорога, я убежден в этом, не городское пространство. Дорога, породившаяся возникновением автомобиля, разрушила смысл улиц и разделил кварталы. Основные нормы и правила направлены на урегулирование отношений человека и человека в автомобиле. Я уже писал о смысле улицы в тексте «городские пространства» и останавливаться на этом не буду.

Эти нормы должны быть утверждены пространственно, а не административно.

Так же, возвращаясь к утверждению о целостности организма города, вспомним, что, являясь частью целого, нужно что-то отдавать. Собственность и равноправность каждой части указывает на разрушение целого.

Город – это гостиница, где каждый живет в меру своих возможностей. Имея гостинку на окраине, глупо требовать солнца столько же, сколько требует владелец пентхауза в центре. Мы не равноправны. Если у меня меньше средств, которые я отдаю организму, или усилий, то я могу себе позволить и худшие условия,  нежели я имел много средств.

Равноправие – это невозможное свойство. Даже в, казалось бы, идеальном примере равноправия его на самом деле нет: отец сын и святой дух. Может равноправие и подразумевается, но если имена уже разные, то и нет равноправия (имена как смысл).

Город – гостиница для человека-отщепенца, который получает от организма столько, сколько отдает, что порождает неравноправие как структурированность и иерархичность организма, обеспечивающее самотечность его существования.