Жилой дом в исторической среде

Жилой дом в исторической среде

сентябрь-январь 2010-2011

\\\часть текста\\\ Город – не место для дороги.

Люди собрались вместе в город, создав плотность отношений.

Постепенно дорога начала врезаться в город, и жизнь в городе стала невозможна без регулирования и согласования поведения и отношений транспорта, т. е. дороги и человеком.

Первоначальная структура, которую сейчас скорее проще назвать старым городом, или центром его, была весьма жизненна. Особенно это чувствуется в городах, формировавшихся со временем и благодаря взаимоотношениям среди самих горожан.

Сводя жизнь города к машинно-человеческим взаимоотношениям, внимание от самой жизни и сути переходит к поверхностному усмирению драки между маленькими мальчуганами, нежели к формированию его личности и индивидуальности.

Город, раздуваясь со временем, постепенно превращал горожан обратно по временной шкале к селянам: город растет, зачастую обрастая ульями домов, предназначенных не для взаимоотношений горожан, а как норы у животных – для ночлега, отдыха или хранения добычи; появляется потребность наиболее быстрого передвижения от «нор» к городским отношениям и обратно. И в этот момент машины наиболее востребованы: раздувается сеть дорог, растет количество машин, былая плотность и близость взаимоотношений прикрывается мобильностью и коммуникативностью современности.

Но есть одно но. Почему люди продолжают собираться вместе? Даже закупоренность «вен» дорог и их запутанность все равно собирает аншлаг теснящихся авто, и тем самым людей. Теснота и ветхость старого центра все равно являются объектами вожделения масс.

Почему среди серпантина дорог не рассыпались сгустки людей и не распределились равномерно, повысив мобильность и перспективность развития, и ослабить все более запутывающиеся сети дорог в бескрайном пространстве.

Почему люди продолжают собираться вместе.

Очевидно, на этот вопрос есть невероятно простой ответ. Но за ним следует более сложный вопрос: Что делать? Чтобы сделать так, как должно быть, вернуться к имени феномена, отрубив лишние рога и копыта у нынешнего монстра, или же подковать его и оседлать.

Потокать, двигаться согласно потоку, фактически означает уступать свое место. А если горожанин, будучи законодателем жизни города, отдает свое место машине, то недалек тот день революции. Это слишком большая жертва новому времени и новой жизни.

Подстраиваться тоже уступка…

Город живет в городских пространствах. Улица, площадь, квартал и разнообразные их мутации. Дорога самостоятельно и может существовать вовсе без города, тогда как, например, улица всегда ограничена другими городскими пространствами, которые, в свою очередь, опять же ограничены другими.

Самая отчетливая цель размышлений – выявить и явить суть, имя. Суть целого, где существует тот организм, и суть организма, которой он живет.

Убрать дорогу, дав ей новую и более светлую жизнь.

Вернуться к городу, следуя его сущности.